«Конфетки с флердоранжем» PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Удивляет тот факт, что процессы создания городских канализационных сетей проходили во всей Европе почти синхронно.

В Лондоне в 1848 году, например, был введен запрет на выгребные ямы в городской черте. На тот момент в английской столице выгребные ямы были под 200 тыс. домов. Недаром английский писатель Питер Акройд называет

ароматы того времени “запахом прогресса”. (Интересно, что выгребные ямы в городской черте Москвы были запрещены “Санитарными нормами” лишь в 1972 году.) Но эффект получился обратный: главная водная артерия города – река Темза – стала только еще более грязной из-за увеличившегося объема сточных вод в нее. Любопытно, что и появление в 1810 году сливного бачка в туалетах (собственно, ватерклозета) лишь усугубило ситуацию с отводом сточных вод. И это еще раз подтверждает сформулированный выше технологический закон: появление ватерклозетов с необходимостью требует создания систем канализации.

В Лондоне, например, после «великой вони» 1858 года начались работы по созданию новой системы канализации. Руководил этим проектом Джозеф Вильям Базалджетт. В 1860 году были сооружены канализационные коллекторы из портлендцемента протяженностью 130 км. Сточные воды по ним направлялись на восток, в обход Темзы. В общей сложности, по распоряжению Управления общественных работ метрополии (Metropolitan Board of Works), было построено около 2 тыс. км новых канализационных труб. К 1866 году большая часть Лондона была подключена к канализационной сети, разработанной сэром Джозефом Базалджеттом.

В результате этих, казалось бы, сугубо инженерных мероприятий был получен просто ошеломляющий эффект: по данным цитировавшегося выше Доклада ПРООН, в Великобритании распространение канализационных систем способствовало тому, что в течение четырех десятилетий после 1880 года ожидаемая продолжительность жизни возросла на 15 лет.

Но, между прочим, строительство систем канализации в европейских городах сопровождалось очень серьезными научно-техническими дискуссиями по поводу выбора самого принципа функционирования таких систем.

Французы, например, занявшиеся всерьез сооружением канализации в Париже в 1880 году, после случившегося так называемого «великого смрада» избрали принцип полной изоляции сточных вод.

В проекте, разработанном специальной «межведомственной» комиссией, было предусмотрено создание полностью герметичной выгребной ямы из металла (сталь и медь). Мало того, великий микробиолог Луи Пастер – так тот вообще предлагал отказаться от заводов по переработке канализационных вод, а стоки сбрасывать по трубам прямо в море.

Стратегия английских инженеров в обращении со стоками была принципиально иной. Никаких выгребных ям, труб, стоков, заводов по производству сульфата аммония; все хранилища следует уничтожить; вместо этого следует организовать «как можно более быстрое и безостановочное удаление экскрементов» на поля аэрации. (А вот как интенсифицировать сам процесс аэрации, придумали в бывшем СССР: в 1930-е годы в Москве была разработана система аэрофильтрации сточных вод с использованием активного ила; она позволяла в 40 раз сократить необходимую земельную площадь по сравнению с полями орошения.)

«Очевидно, что быстрое удаление нечистот с помощью проточной воды представляет собой самую эффективную технологию дезодорирования как общественного, так и частного пространства, – пишет французский исследователь Ален Корбен в книге «Миазм и Нарцисс» (1982 г.). – Длительное сопротивление, которое оказывали ей французские чиновники, – лучшее объяснение того, почему в городах страны по-прежнему стоял смрад».

В этом противостоянии можно усмотреть и проявление национального французского менталитета, ведь недаром Париж считается законодателем моды в парфюмерии. Отсюда логичное для француза решение: сделать фекальные воды бесцветными и ничем не пахнущими. Известно, например, что в период 1762–1853 годов в Париже использовалось 57 способов для дезинфекции выгребных ям; большинство из них сводилось к рецептам ароматизации экскрементов с помощью бергамота, сока лимона и апельсина, лавандового спирта, лосьона из флердоранжа, гвоздики и различных масел и эссенций. Парижские золотари только посмеивались: мол, для них изготовляют «конфетки с флердоранжем».

К слову сказать, русский эрос справился с этой задачей, может быть, не так изощренно, но куда как более эффективно. Летом 1879 года военный инженер Василий Блинов продемонстрировал в Императорском университете Санкт-Петербурга свое изобретение: гидравлический затвор. Это всем известая сегодня деталь в виде U-образной трубы, разделяющей содержимое одной емкости от другой. Вообще-то она была разработана для паровых котлов военных кораблей. Но очередной русский Кулибин догадался совместить гидрозатвор с ночной вазой. Император Александр II тут же заказал 10 таких фаянсовых приборов для своих дворцов. Что опять же потребовало проложить и первые канализационные трубы.

 
Все про Тендеры ! Цены на компьютеры. Объявления Украины и России. Цены на компьютеры. Объявления Украины и России.